В среду в Союзе рыбопромышленников Севера прошел промчас, на котором состоялся продуктивный, с точки зрения обеих сторон, разговор с врио начальника Мурманского морского рыбного порта Андреем Тарасенко.

09.12.2004

«Порт будет связующим звеном между нами и всеми службами, имеющими то или иное отношение к рыбопродукции, - предварил определенными пояснениями выступление А.Тарасенко председатель правления НО «СРпС» Виталий Касаткин. - Создание свободной экономической зоны вдоль причальной линии – актуальная тема, над которой порт сегодня работает, и уже есть какие-то подвижки. После ее внедрения все наши суда – бербоутные и модернизированные за рубежом - сразу же становятся заходными. Нам будет выгодно разгружать всю экспортную рыбопродукцию контейнерами или транспортами через Мурманский порт. Это нам дает сразу возврат из госбюджета 10% средств - НДС. Если все задумки порта будут претворены в жизнь, он перестанет быть вражеским, и станет своим, родным». 
    
    Руководитель рыбного порта рассказал директорам добывающих предприятий о новшествах, которые намеревается ввести для налаживания прочных деловых отношений и получения обоюдной выгоды. 
    
    «Если у организации есть посредники, это значит, что она плохо ведет свою хозяйственную деятельность, - сказал он. - Поэтому мы прощаемся со всеми посредниками в порту и объявляем конкурс, прежде всего, среди тех, кто в состоянии обслуживать порт в подаче и уборке машин. У выигравшего его предприятия будет фиксированная годовая ставка по доставке рыбы в Питер и Москву, и эту ставку мы будем контролировать. Порт создаст благоприятные условия, задаст нормальный темп погрузо-разгрузочных работ. 
    
    Мы уже заключили прямой договор с «Рефсервисом», термоса – 52 вагона – стоят в Коле. Обговорили неснижаемый запас - порядка 20 вагонов. Есть ли рыба, нет ли ее, но мы постоянно держим такое количество вагонов. 
    
    Будем заниматься бункеровкой как в дальних районах промысла - до Фарер, так и в Мурманском порту. На сегодняшний день в бункеровке есть посредники. Наша нефтебаза является перевальщиком, у нее есть бункеровочный флот, и мы напрямую заключили договора с двумя НПЗ. В стоимость топлива входят тарифная сетка ж/д, наша перевалка и бункеровка. 
    
    Заказчики уже есть, но спонтанные. Для более качественной и бесперебойной работы нам хотелось бы на январь составить план с заказчиками: где бы вы хотели получать топливо, какого вида, в каком районе промысла? 
    
    Мы сделали контейнерную площадку, закупаем часть оборудования по пакетированию, и все, что вы делаете по переупаковке в Норвегии, готовы осуществлять здесь. Если необходим определенный транзит – обеспечим. Сейчас делаем камеру в нашем 3 холодильнике, чтобы можно было разгружаться, нерастаможивая груз.
    
    По проблемам ветеринарии договорились в Москве. Если вы пришли с грузом из Норвегии, то выгружаем рыбопродукцию на холодильник, и на те трое суток, за которые департамент по ветеринарии решает все вопросы в столице, мы берем на себя ответственность за то, что груз не покинет порт. А корабль можно отпустить на промысел».
    
    К Андрею Тарасенко были вопросы и претензии. Говорили о строжайшем пропускном режиме, о том, что в порт на машине не въехать, а если въехать, то за огромные деньги - пропуска дорогие. Руководитель рыбного порта напомнил, что пропускную систему придумал не он, и если рыбопромышленники хотят спокойно и без проблем работать с таможенниками и пограничниками в порту, то должны принимать их условия о соблюдении режима. Но он готов пойти навстречу - упростить проход людей и проезд машин в особых случаях, например, если на судне осуществляется ремонт. «Для директоров компаний мы делаем режим благоприятного въезда. Нужно искать разумную середину», - предложил он. 
    
    Андрей Тарасенко призвал судовладельцев разгружаться в Мурманском рыбном порту, а не в торговом порту и других точках Кольского залива, где имеются причалы. «Иначе, зачем тогда я покупаю лицензию на погрузо-разгрузочные работы». 
    
    Рыбопромышленники предложили руководителю рыбного порта сделать бригады грузчиков материально-ответственными, поскольку рыба, покинув борт, находится уже в ведении портовых служб, и именно тогда почему-то она пропадает. Возникают проблемы с таможней. 
    
    «Тралфлот тоже говорит, что рыбу воруют наши грузчики, - отреагировал Андрей Тарасенко. - Мы устроили проверку, и выяснилось, что ее вывозила выставленная флотом охрана. Государство у нас такое – как платят, так и работают». Но о материальной ответственности грузчиков обещал серьезно подумать, причем предложение рыбопромышленников ему показалось здравым. 
    
    «Все проблемные с портом вопросы решаются на координационном совете, который собирается ежемесячно, - напомнил Виталий Касаткин. - Мы все в свое время практически ушли из порта, но сегодня туда пришли люди, которые хотят наладить с нами нормальный диалог. Надо, чтобы порт оказывал нормальные услуги, был конкурентоспособен, и мы в любой момент могли бы попасть к начальнику или его заму, чтобы решить свои проблемы. Есть еще сегодня препоны, но что ни говори, работать с нашим рыбном портом дешевле, чем с заграничным», - заключил он.
    
Светлана Кузнецова 

Раздел не найден.