Судебный приступ

03.02.2006

Маски-шоу в рыбном порту


Представьте на минуту, что вы работаете начальником камеры хранения на вокзале и в один прекрасный день обнаруживаете на полке чемоданчик с бриллиантами. Как человек исключительно порядочный вы идете в милицию и пытаетесь найти его хозяина. После долгих мытарств выясняется, что чемодан бесхозный, и суд решает передать его вместе с содержимым в доход государства. Государственная структура проводит аукцион по распродаже бриллиантов, и находится условная фирма «Рога и копыта», готовая отдать государству деньги, получив в свое владение пресловутый чемодан. Вы сначала радуетесь и за фирму (ей - драгоценности), и за государство (ему - лишние деньги), а потом и за себя - чемодан-то все это время на полке лежал, а значит, и вашей камере хранения доход. Однако потом выясняется, что фирма «Рога и копыта» платить за хранение вам вовсе не хочет. Зато ее директор имеет хорошие знакомства в силовых структурах. И вот как-то рано утром в камеру хранения врываются ребята с автоматами, плюют вам в лицо, ставят глазами к стенке, забирают с полки и тот «бесхозный», и еще пару-тройку чемоданов в придачу, а потом уезжают довольные собой и своими знакомствами. Ну, каковы ощущения? Нет, скажете вы, такое бывает только в боевиках. Ошибочка вышла! Такое случается, и, как выясняется, не только в кино.



Разрешите приставиться

Минувшая неделя подарила работникам угольной базы Мурманского морского рыбного порта уникальную возможность поучаствовать в аналогичной «антитеррористической операции». Причем в роли террористов.

Сорвав автоматным прикладом замок шлагбаума, рано утром на территорию государственного режимного предприятия ворвался спецназ службы судебных приставов. Причем ворвался, как положено: автоматы, маски-шоу и даже крики «стоять-бояться». После этого, окинув поле битвы взглядом, судебные приставы потребовали отгрузить им каменный уголь и, получив искомое, усталые, но довольные, отправились дальше справлять дела Фемиды.

Предыстория вопроса очень сильно напоминает фантасмагорию с чемоданом.

Угольная база - структурное подразделение государственного предприятия «Мурманский морской рыбный порт», а потому и порядки, и ведение документации здесь еще старого советского образца, в хорошем смысле этого слова. Перед приватизацией большого предприятия руководство порта провело инвентаризацию и выяснило, что за время работы Угольной базы на ее территории образовались излишки угля объемом 15 тысяч кубических метров. Так как рыбный порт на перегрузке угля работал с пятью основными партнерами, всем им были направлены письма с простым вопросом: «А не ваш ли случайно уголь затерялся на наших складах?».


После того как все пять компаний открестились от «черного золота», рыбный порт решил поступить как тот законопослушный гражданин. То есть обратился в суд с просьбой признать 15 тысяч кубометров угля бесхозными.

В апреле нынешнего года Первомайский районный суд Мурманска признал требования порта и решил, что уголь должен быть обращен в доход государства. Как и требовал закон, на бесхозный уголь был наложен арест (чтоб, значит, ни один килограмм у государства не пропал) и начато исполнительное производство. К делу подключились Фонд имущества Мурманской области и судебный пристав-исполнитель Ленинского районного суда госпожа Кениг.

Спустя полгода Фонд имущества благополучно продал уголь компании «Про-Инвест», а вырученные деньги обратил в доход государства. Под бдительным присмотром госпожи Кениг был составлен акт приема-передачи угля от рыбного порта новому хозяину, груз оказался в целости и сохранности, исполнительное производство было закрыто в декабре минувшего года, за неделю до новогодних праздников.

Казалось бы, и чиновники Фонда имущества, и даже судебный пристав-исполнитель госпожа Кениг могли спать вполне спокойно, они свое дело сделали, принесли государству пользу. Но не таковы они - судебные приставы! Создается впечатление, что у них работа, как в той песне: «служба дни и ночи...». Это раньше у нас был правовой беспредел, а теперь Фемида шагает такая, что хоть сам себе глаза завяжи. Впрочем, сейчас не об этом.

После того как фирма «Про-Инвест» стала счастливой обладательницей 15 тысяч кубометров каменного угля, она, естественно, захотела получить товар. Однако Мурманский рыбный порт, так же будучи законопослушным государственным хозяйствующим субъектом, попросил фирму «Про-Инвест» оплатить хранение угля. Фирма «Про-Инвест» платить отказалась.

Согласно закону, рыбный порт и фирма «Про-Инвест» должны были решить свой спор в судебном порядке, то есть традиционно. Однако последующие события показали, что в подобной борьбе все средства хороши, в том числе и нетрадиционные.

Например, компания «Про-Инвест» вместо того, чтобы идти в суд, вновь обратилась за помощью к судебному приставу-исполнителю госпоже Кениг. А та (ну надо же какая удача!) оказалась после новогодних каникул совершенно свободна! И хотя исполнительное производство было закрыто еще до Нового года, госпожа Кениг решила в конце января вместе с мальчиками-автоматчиками вновь отвесить порцию правосудия Мурманскому рыбному порту. Приступ судебного рвения окончился для порта вполне печально. Судебные приставы под дулами автоматов заставили-таки работников угольной базы отгрузить им часть угля. Причем в спешке забрали первое, что попалось под руку - уголь, принадлежащий морской инженерной службе Северного флота. Естественно, работники порта испытали шок. Например, бульдозерист угольной базы Иванников, работавший под дулами автоматов, был доставлен в больницу с инфарктом.

Долг платежом страшен


Некоторые скептики утверждают, что государственная должность и бизнес - вещи несовместимые, но это где как. В Мурманской области ведь все по-особенному, особенно если дело касается государственного имущества.

В начале нынешней недели на скамье подсудимых оказался бывший начальник Фонда федерального имущества по Мурманской области Александр Кисе. Пока не вынесен приговор, можно говорить только о том, что судят его практически за хобби. У следствия есть версия, что в свободное от работы время господин Кисе брал взятки за услуги по продаже государственного имущества «нужным» и хорошо зарекомендовавшим себя фирмам.

Например, фирма «Про-Инвест» также имеет отличные рекомендации. Ее коммерческий директор 37-летний господин Чеботаев имеет многочисленные знакомства, в том числе и во властных структурах. Например, Чеботаев поддерживает тесные связи с заместителем начальника отдела по реализации Фонда имущества Мурманской области. Возможно, благодаря этой самой связи фирма «Про-Инвест» и стала счастливым владельцем бесхозного угля, хранившегося на территории Мурманского рыбного порта.

Впрочем, есть у директора и более серьезные коммерческие, так сказать, связи. Например, вместе с авторитетным и широко известным в определенных кругах мурманским бизнесменом Агеевым он является соучредителем фирмы «Арктиклюкс», тесно контактирует с одним из менеджеров компании «Бизнес-Сервис», руководитель которой Андрей Горшков не так давно баллотировался в мэры Мурманска.

Так что, скорее всего, судебный пристав госпожа Кениг правильно сделала, что не стала отказывать в услуге столь уважаемому бизнесмену с широкими связями.

Одна беда - после устроенных на угольной базе «боевых действий» Мурманский рыбный порт направил письмо прокурору Мурманской области Дмитрию Милосердову с просьбой возбудить в отношении госпожи Кениг и ее охранников с автоматами уголовное дело.

В письме на имя прокурора, в частности, сказано: «Мурманский морской рыбный порт» категорически возражал против отгрузки каменного угля, поскольку его хранение на угольной базе перегрузочного комплекса не было оплачено, и «ММРП» в соответствии со статьей 359 Гражданского кодекса РФ имеет право на его удержание. Данное право было нарушено. Кроме этого, судебным приставом-исполнителем Ленинского округа Кениг, охранниками Аликберовым, Климовцевым, Степановым вместо каменного угля, проданного ООО «Про-Инвест», фактически был отгружен каменный уголь, принадлежащий Морской инженерной службе Северного флота, чьи права также нарушены. В связи с этим «ММРП» просит возбудить в отношении этих лиц уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного пунктом 3 статьи 286 УК РФ».


Екатерина Иванова


Газета "Наша версия"

Выпуск № 2 от 02 февраля 2006 года


Раздел не найден.