Проблемы отечественного рыбного промысла

24.03.2005

О проблемах отечественного рыбного промысла в районе действия Договора о Шпицбергене рассуждает Валерий Тихончук, заместитель генерального директора Союза рыбопромышленников Севера.

Баренцево и Норвежское моря являются одним из основных промысловых районов отечественного рыболовства, где наиболее тесно связаны интересы России и Норвегии в области рыбохозяйственных отношений. Известно, что российско-норвежские рыболовные отношения рассматриваются международными рыбохозяйственными кругами, как образец взаимодействия между странами в области управления водными биоресурсами - в целом они партнерские и добрососедские.

Вместе с тем в последние годы в рыболовной политике Норвегии обозначилась и усиливается тенденция на вытеснение российского рыболовства из районов Северо-Восточной Атлантики, и особенно из Медвежинско-Шпицбергенского района Баренцева моря. В чем же проблема?

Дело в том, что в основе режима, существующего в настоящее время на архипелаге, лежит многосторонний договор о Шпицбергене, заключенный на Парижской мирной конференции в 1920 году. Этот договор подписали США, Великобритания, Дания, Франция, Италия, Япония, Норвегия, Нидерланды и Швеция. СССР присоединился к Парижскому договору 7 мая 1935 г., сегодняшняя Россия является его участником как государство–правопреемник СССР.

В первой статье Договора говорится о том, что «высокие договаривающиеся стороны соглашаются признать на условиях, предусмотренных настоящим договором, полный и абсолютный суверенитет Норвегии над архипелагом Шпицберген...». В договоре также предусмотрено, что «российские граждане и общества будут пользоваться теми же правами, что и граждане Высоких Договаривающихся Сторон». 

Именно эти условия, добровольно возлагаемые на себя Норвегией, стали частью режима Шпицбергена. В силу этого Норвегия не имеет права отказаться от исполнения принятых на себя обязательств и в одностороннем порядке изменить режим района Шпицбергена, подпадающего под Договор 1920 г.

В частности, ст. 3 Договора закрепляет принцип свободного и равного доступа всех государств - участников Договора для занятия любой коммерческой деятельностью, в том числе в области рыболовства. Несмотря на это, норвежские власти ввели меры регулирования в области рыболовства в зоне Шпицбергена на основе внутреннего законодательства.

Ширина территориальных вод Шпицбергена участниками Парижской конвенции определена в 3 мили, но норвежцы расширили ее до 12 миль и, начиная с 2004 года, распространили свою юрисдикцию о прилегающей зоне на 24 мили (указом Короля Норвегии от 27 июня 2003 г. о принятии закона о территориальном море (12 морских миль) и прилегающей зоне (24 мили). 3 июня 1977 г. Норвегия в одностороннем порядке приняла решение об установлении 200-мильной рыбоохранной зоны вокруг Шпицбергена. 

Послом СССР в Норвегии в ноте, врученной 15 июня 1977 г., по настоянию в то время Минрыбхоза СССР министру иностранных дел Норвегии К. Фрюделлунду было указано, что принятое решение правительство СССР расценивает как очередной шаг Норвегии, направленный на незаконное расширение своих прав в районе Шпицбергена, что выходит за рамки рыболовных проблем. Более того, в ноте прямо говорится, что правительство СССР примет все меры по защите своих законных рыболовных интересов в этом районе.

В принятом Коммюнике 16 марта 1978 г. в Москве во время встречи между делегациями СССР и Норвегии стороны высказались за необходимость принятия недискриминационных мер по охране запасов рыб, которые должны основываться с учетом объективных научных данных. Тем не менее, в 1983 г. Норвегией в своей экономической зоне были введены новые меры регулирования промысла трески и пикши, которые в дальнейшем в одностороннем порядке были распространены и на островную зону архипелага Шпицберген. 

Невзирая на несогласие со стороны России, без какого-либо биологического обоснования Норвегией установлен минимальный внутренний размер ячеи тралов 135 мм, против ранее согласованного минимального размера ячеи 125 мм и установлен минимальный промысловый размер трески 47 см, против ранее согласованного минимального промыслового размера трески 42 см. Эти разногласия существуют и до сегодняшнего времени.

На основании внутреннего норвежского законодательства в области рыболовства норвежские власти требуют от российских рыболовных судов соблюдения установленных Норвегией в одностороннем порядке мер регулирования промысла в районе Договора о Шпицбергене, в том числе применяя жесткие меры контроля в основном к нашим рыбакам. Наиболее открытое давление на российские суда Норвегия начала проявлять к новой России, видимо, используя ее слабость по защите своих интересов. В подтверждение сказанному хотелось бы привести несколько примеров. 

В июле 1998 года с двух кораблей Береговой охраны Норвегии W - 313 и W- 322 на 4 российских судах высадился десант норвежских инспекторов, которые в категоричной форме под угрозой ареста судов потребовали прекращения промысла во временно закрытом норвежскими властями районе западнее острова Медвежий. А российское судно МБ 2639 «Новокуйбышевск» было арестовано и в течение одних суток буксировалось в сторону норвежского порта. 

Данный район был закрыт норвежскими властями на основе установленного Норвегией в одностороннем порядке минимального промыслового размера трески. По ранее согласованному минимальному промысловому размеру трески прилов маломерной рыбы при промысле российскими судами в данном районе был в норме. По этому прецеденту 15 июля 1998 г. в адрес Правительства Королевства Норвегии был направлен протест от имени членов промыслового совета Северного бассейна, и конфликт частично был урегулирован, суда продолжили промысел.

В августе прошлого года Береговая охрана Норвегии запретила вести промысел сельди всем российским судам в районе Договора о Шпицбергене, мотивируя тем, что установленная правительством Норвегии квота сельди в объеме 80 тыс. тонн (установленная в одностороннем порядке) по этому району уже освоена другими странами - ЕС, Фарерскими островами и Исландией, хотя в целом российская квота сельди была еще не освоена.

Всего в 2004 г. норвежцы арестовали под разными предлогами 13 российских судов. Многие из этих арестов были незаконны, о чем свидетельствуют материалы норвежского суда. Но кто вернул судовладельцам убытки от многодневного отвлечения от промысла на время ареста, портовые сборы, услуги адвокатов и т.д.? 

Введение ограничений, а часто прямые активные действия судов Береговой охраны Норвегии приводят к тому, что капитаны российских рыболовных судов, не чувствуя поддержки со стороны МИДа, федеральных органов по рыболовству, в целях избежания конфликта с норвежскими властями вынуждены покидать данный район в ущерб своей промысловой деятельности.

По статистике, за последние 3 года (2002- 2004 гг.) среднегодовой удельный вес российского вылова донных видов рыб в данном районе составляет 20% от общего вылова донных видов в Баренцевом море, или 100 тыс. тонн рыбы в год, в том числе только трески и пикши 50 тыс. тонн.

Видимо, давно пора рассмотреть проблемы рыболовства в районе Договора о Шпицбергене на уровне правительств стран - участников Договора, а возможно, и в Международном суде. Это нормальная практика, когда иными путями конфликт не разрешается. Правительству России и Норвегии необходимо также определить и узаконить четкий перечень нарушений на промысле, за которые норвежцы имеют право арестовывать наши суда, и определить, кто будет компенсировать рыбакам издержки в случае оправдательного приговора. Такая договоренность у Норвегии имеется с другими странами, кроме России, которые ведут промысел в районах юрисдикции Норвегии.

Я не затрагиваю другие аспекты совместной деятельности в районе Договора о Шпицбергене, в том числе регулирующие порядок разведки и добычи полезных ископаемых на островах в соответствии с Горным уставом, который является составной частью Договора.
Вывод один – наше рыболовное присутствие в районе Договора о Шпицбергене абсолютно законно как с исторической, так и с международной правовой точки зрения, и мы будем отстаивать свои интересы, используя все доступные нам ресурсы, включая и общественно-политические.

Наша справка

Название архипелага Шпицберген дано голландским мореплавателем В. Баренцем в 1596 г.
Русские поморы задолго до Баренца освоили путь к архипелагу, называя его Грумант (Груланд). На карте Г. Меркатора, изданной в 1569 г., на месте современного Шпицбергена изображены семь островов с названием «Святые русские». На карте «Северных земель», изданной в конце 16 века, острова обозначены надписью «Русская земля».

Баренц на одном из островов установил столб с надписью о присоединении этого острова к Нидерландам. В 1612 г. англичане снесли этот столб и заявили, что архипелаг еще до Баренца был открыт англичанином Уиллоуби. В 1615 г. датско-норвежский король провозгласил Шпицберген частью Гренландии и владением Дании.

Последующий обмен нотами между Россией, Норвегией и Швецией привел к согласованию первого договорно-правового режима на Шпицбергене (Соглашение 1872 г.). Соглашение 1872 г. о Шпицбергене не распространялось на о. Медвежий.

В 90-х годах 19 века попытку утвердиться на о. Медвежий предприняла Германия. Российский посол в Берлине заявил в июле 1899 г. протест Германскому правительству, а к о. Медвежий был направлен русский крейсер, и Германия отказалась от попытки завладеть островом.


Раздел не найден.