Четыре наивных вопроса о визите ФСБ в рыбный порт

05.12.2019 12:52:00

Вторжение вооруженных людей в масках, изъятие документов и рыбопродукции, копировании информации со служебных компьютеров. Все эти оперативно-розыскные мероприятия, проведенные 29 ноября сотрудниками ФСБ в Мурманском морском рыбном порту, оставляют больше вопросов, чем ответов.

Вопрос №1: зачем силовики берут на себя лишние функции?

Визитёров в погонах интересовали расходы порта на ремонты, наличие лицензии на перевалку опасных грузов, договора с рыбопромысловыми флотами и работа холодильного терминала. А ещё нас подозревают в ведении незаконной предпринимательской деятельности, уклонении от уплаты подоходных (!) налогов и нарушении лицензионных требований.

Вопрос: почему ФСБ пытается подменить собой сразу несколько контролирующих органов? Зачем сотрудникам, у которых наверняка есть более важные дела по обеспечению безопасности государства, брать на себя функции налоговой инспекции, Ространснадзора, Ростехнадзора и Роспотребнадзора? Кстати, у порта ещё есть лицензии на образовательную деятельность (для учебного центра) и деятельность в сфере здравоохранения (для здравпункта). Не хотят ли сотрудники ФСБ взять на себя ещё и функции Росздравнадзора и Рособрнадзора?

Интересно, что пятничный визит ФСБ с изъятием документов и проверкой всего подряд происходил на фоне совещания в правительстве РФ, посвященного реализации механизма регуляторной гильотины. Пока федеральные министры во главе с Дмитрием Медведевым обсуждали, как уменьшить негативное влияние надзорных органов на бизнес, в Мурманском морском рыбном порту чекисты изымали документы, без которых функционирование того же холодильного терминала почти невозможно. Мы даже не спрашиваем, куда в таком случае повезут рыбу заполярные рыбаки? Мы спросим, неужели Федеральная служба безопасности не понимает, что их деятельность невыгодно оттеняет намерения кабмина? Или чекисты лучше Минэкономразвития знают, как поднять экономику и улучшить инвестиционный климат? Как говорил капитан Слива из купринского «Поединка», вся рота идёт не в ногу, один поручик идёт в ногу.

Вопрос №2: что надеялись найти?

Спецслужбисты скопировали базу 1С, затребовали все контракты по ремонтам (а там, к примеру, более 50 подрядчиков, ведь порт за минувшие три года провёл работы на 0,6 млрд рублей), забрали технические паспорта холодильников. Неужели надеялись найти нарушения, которые не нашли десятки проверяющих, приходящие в порт чуть ли не в еженедельном режиме вот уже четыре года?!

Напомним, порт был приватизирован в декабре 2015 года. В 2016-м мы приняли 384 запроса и проверки (в лидерах – налоговая инспекция, прокуратура, Росприроднадзор). В 2017-м – 287 запросов и проверок (в лидерах – налоговая, комитет по тарифному регулированию, Ространснадзор). В 2018-м – 792 запроса и проверки (в лидерах – налоговая, пенсионный фонд, комитет по жилищной политике). За 9 месяцев этого года – 527 запросов и проверок (тройку лидеров пока возглавляет Пенсионный фонд, за ним налоговая, потом прокуратура). Итого: 1990 запросов и проверок меньше, чем за 4 года, трудозатраты ММРП - около 8 миллионов рублей. И никаких мало-мальски серьёзных нарушений не было! Нельзя сказать, чтобы контролёры совсем уж ничего не нашли. Так, к примеру, Росжелдорнадзор, проверявший нас в этом году уже дважды, в последний раз обнаружил, что железнодорожные пути в порту плохо почищены от снега.

Мы, в принципе, не против, если функции контролирующих органов возьмёт на себя ФСБ. Но при условии, что тогда другие организации, чьи названия начинаются на Рос-, а заканчиваются на –надзор перестанут донимать порт.

Вопрос №3: а по-другому нельзя?

Непонятно, зачем силовикам понадобилось всё это маски-шоу с балаклавами и автоматами? Неужели, кто-то полагал, что портовики окажут сопротивление? Или это элемент психологического давления? Почему нельзя было запросить те или иные документы в обычном порядке? Похоже, товарищи сами не знали, что ищут.

Действия чекистов на холодильниках порта тоже удивляют. На всех паллетах упаковками рыбы есть маркировка (кем и когда выловлена, грузовладелец и другие данные). Проверяющие вскрывали паллет и выдирали из него коробки с отвалившимися этикетками. Это уже проходило как неучтённая рыбопродукция. Таким образом, было изъято 350 килограммов рыбы, принадлежащих 11 рыбопромысловым компаниям. Как-то всё это не способствует формированию позитивного реноме Мурманска как рыбацкой столицы. Самое забавное, что 4 декабря ФСБ вернула всю изъятую рыбу без каких-либо претензий. Если нарушений не было, зачем понадобилась вся эта суета?

Впрочем, несмотря на нервную пятничную обстановку, порт продолжил работать. За три дня – с пятницы по воскресенье - докеры ММРП перевалили 3217 тонн рыбопродукции. А 3 декабря в Мурманск отправилась партия из 4 новеньких автопогрузчиков, приобретённых в рамках программы модернизации.

Вопрос №4: кому выгодно?

Рыбный порт был приватизирован в декабре 2015 года. Но его причалы остались в госсобственности и были переданы в ведение ФГУП «Нацрыбресурс». Тот, в свою очередь, в ноябре 2018 года сдал причалы в аренду третьим лицам. Произошло это в нарушение права порта на бесконкурсное получение причалов, проистекающего из ФЗ «О защите конкуренции» и «О морских портах». И, разумеется, привело к цепочке конфликтов. Руководству ММРП приходится через суд понуждать «Нацрыбресурс» и его арендаторов к заключению соглашения о непрерывном обслуживании судов. ФГУП и его «партнёры» мешают проведению учений по борьбе с разливами нефти, не дают принимать круизные суда, многочисленными жалобами в различные надзорные органы пытаются дезорганизовать работу ММРП и сорвать перевалку рыбы. Фактически это нарушение федеральной установки на рост грузооборота и объёмов рыбопереработки.

Однако 21 октября этого года 9-й Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск ММРП о признании конкурса об аренде причала №44 недействительным! Значит, арендатор должен вернуть причал «Нацрыбресурсу», а тот передать – на тех или иных условиях - рыбному порту. Если будут признаны недействительными и конкурсы по другим причалам порта, то окажется, что ФГУП заигрался с госсобственностью, мягко говоря.

Согласитесь, на фоне этого внезапное прибытие оперативников ФСБ в Мурманский морской рыбный порт уже не выглядит случайным совпадением. Одно дело, когда в суде конкурсы по аренде оспаривает добросовестное предприятие, пострадавшее от чиновничьей волокиты. И совсем другое, когда истцом выступает компания, в которой ФСБ обыски проводит…


Раздел не найден.